Кортеж-2029: выпуск VIP-лимузинов стартует в 2018 году и продлится 12 лет

0
8

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров в начале этой недели заявил, что в середине 2018 года можно будет покупать автомобили проекта Кортеж. Первая партия, по словам министра, составит 250—300 автомобилей. Посмотрим, как эти прогнозы согласуются с документами, которые на разных этапах сопровождали работу над Кортежем.

Как следует из подписанного 5 декабря 2014 года между НАМИ и Минпромторгом государственного контракта (№14411.1616717.20.02), финальной датой опытно-конструкторских работ по проекту ЕМП (Единая Модульная Платформа) должно было стать 31 декабря 2016 года. Однако на протяжении 2014—2015 годов к этому госконтракту было выпущено несколько приложений, корректирующих срок сдачи работы. Последнее из имеющихся в нашем распоряжении допсоглашений (№9 от 25 января 2016 года) делает сроки менее жесткими: к концу 2016 года предлагается не полностью завершить проект, а только предоставить заказчику прототипы серии А (то есть самые первые образцы) для лимузина, внедорожника (SUV) и микроавтобуса (MPV), а также прототипы серии B (готовые к тестам или уже испытанные) для базового седана.

Насколько нам известно, существует еще несколько более поздних документов, сдвигающих срок сдачи лимузина на 31 декабря 2017 года, а остальных моделей — на 2019—2020 годы.

А как в течение полутора лет менялось позиционирование автомобилей на ЕМП? Вот слайды из презентации середины 2015 года.

Любопытно, что здесь можно увидеть профиль кроссовера, последнего из нерассекреченных автомобилей Кортежа. Картинка намеренно размыта, но все же дает представление о формах внедорожника ЕМП 4124.

А вот план производства и комплектации автомобилей разными силовыми агрегатами. Как видим, в списке моторов есть и дизель V6, о котором ранее не упоминалось. Правда, первые SUV c дизелем были запланированы только на 2021 год.

Маркетологи разделили всю гамму на «линии»: President, Ursus и Cosmo. Последние две должны продаваться всем желающим и выпускаться в количестве 8800 штук в год, в то время как VIP-автомобилей предполагалось делать не более 500.

Упоминается еще одна ветвь — некий UAZ Line с годовым объемом выпуска 22000 машин. Речь о проекте УАЗ 3170, который на деньги, отпущенные под Кортеж, начинался в сотрудничестве УАЗа с НАМИ. Ныне разработка заморожена (минимум до 2017 года) — надо полагать, ввиду недостаточности средств.

Теперь — самый свежий из планов. Он гораздо скромнее и, похоже, на сегодняшний день наиболее реалистичен.

А вот какова степень унификации между собой автомобилей Кортежа, построенных на единой платформе. Видно, что у кроссовера, микроавтобуса и базового седана она довольно высока, а в тяжелом бронированном президентском лимузине с мотором V12 много уникальных деталей.

И, наконец, последние из утвержденных сроков производства.

Поясним, что аббревиатуры PT-A и PT-B означают прототипы первой и второй серии, PS — это предсерийная модель, и SOP (Start of production) — полноценная серийная машина.

Несложно заметить, что все силы брошены на главный автомобиль проекта — лимузин. Его кровь из носу нужно сдать в срок. А вот конструктивно ближайший к лимузину седан появится в ноябре 2018 года — позже, чем пообещал Мантуров, но не будем придираться.

Разработка конструктивно близких седана и лимузина идет почти вровень, а вот с внедорожником и вэном задержка более существенная — до 2020 года. Если для седана и лимузина уже номинированы все поставщики, продумана логистика и составлены бизнес-планы, то в отношении MPV пока непонятно, кто сможет делать ряд элементов, — таких, например, как механизмы сдвижных дверей или поворотные кресла в салоне.

Нет пока ясности и с производственной площадкой. Один из гипотетических вариантов — перевод под крыло НАМИ опытно-промышленного производства АвтоВАЗа, закрытого по приказу бывшего президента Бу Андерссона. Названные же Мантуровым 250—300 автомобилей превышают возможности опытного производства НАМИ, где могут делать от силы 150—160 машин в год. Причем себестоимость и, как следствие, розничные цены окажутся столь высоки, что будет непросто найти добровольных покупателей и на это количество.

А еще внимание на себя обращает дата EOP (End of production, заврешения производства) — 2029 год, то есть рассчетный жизненный цикл для семейства автомобилей, если верить этим документам, составляет 12 лет. Что, конечно, не тождественно жизненному циклу платформы ЕМП — ее наверняка будут использовать значительно дольше.

В целом пока складывается впечатление, что на нынешнем этапе проект Кортеж редуцируется до президентского лимузина и некоторого количества седанов ценой 20—25 млн рублей. Кроссоверы и вэны если и будут сделаны, то в нескольких экземплярах — и только для ГОНа (Гаража особого назначения). Ведь даже для мелкосерийного выпуска четырех разных модификаций НАМИ понадобятся внешняя площадка и несколько миллиардов рублей дополнительных инвестиций. То есть тот самый «бизнес-партнер», упоминаемый на одной из приведенных диаграмм. Но проблема в том, что видимые условия партнерства вряд ли могут обернуться эффективным бизнесом. Годовой выпуск 5000 машин — это в автомобильной индустрии самый сложный для окупаемости объем, поскольку инвестиций на запуск производства потребуется немногим меньше, чем на выпуск, скажем, 50 или 150 тысяч автомобилей, да и нынешний рынок едва ли готов принять пару тысяч единиц подобного эксклюзива. Значит, либо предложение к потенциальному инвестору прозвучит в такой форме, что от него невозможно будет отказаться, либо придется вновь изменять бизнес-параметры проекта, включая и сроки его реализации.

Источник